cc07de13     

Баталов В - Нехоженой Тропой



В. БАТАЛОВ
НЕХОЖЕНОЙ ТРОПОЙ
Повесть
Перевел В. Муравьев
________________________________________________________________
ОГЛАВЛЕНИЕ:
ДЯДЯ ИЛЬЯ ПРИЕХАЛ
СБОРЫ
ПО КАМЕ И ВЕСЛЯНЕ
ЕСТЬ ТАКОЕ ОЗЕРО
"СОН В РУКУ"
ЗАКОЛДОВАННЫЙ КРУГ
У КОСТРА
НЕХОЖЕНОЙ ТРОПОЙ
ВОТ И АДОВО ОЗЕРО!
В ОХОТНИЧЬЕЙ ИЗБУШКЕ
ВЕРТОЛЕТ
ЗДЕСЬ БУДЕТ КОРЧАГИНСК
________________________________________________________________
ДЯДЯ ИЛЬЯ ПРИЕХАЛ
Мальчик стоял у берега по колени в воде. Вокруг его ног шныряли юркие
мальки, а изредка набегавшая волна касалась засученных штанин. Мальчик
держал в руках длинное березовое удилище и не сводил глаз с белого
поплавка - тонкого гусиного пера.
Поплавок шевельнулся, запрыгал и юркнул под воду. От него мелкой
рябью разбежались круги. И когда над водой оставался только едва заметный
острый кончик пера, мальчик резко взмахнул удилищем. Леска натянулась, и
из воды, в брызгах, показался красноперый окунь. Рыбак снял окуня с крючка
и положил в висевшую на боку полевую сумку. Потом он неторопливо нацепил
на крючок красного червя, поплевал на него и снова закинул удочку.
- Дима, дядя Илья приехал! - послышалось с берега.
По тропинке к речке, размахивая руками, бежала девочка в коротком
белом платье.
- Чего ты орешь, Татьяна, всю рыбу распугаешь, - проворчал мальчик
себе под нос.
- Иди скорее, а то он уедет! - кричала девочка.
Хотя жаль было уходить с речки, когда клев только начался, но Диме
очень хотелось повидать дядю, и он полез на берег, на ходу сматывая
удочку.
Димин дядя, Илья Кузьмич Руднев, или, как его все называли попросту,
Кузьмич, редко бывал в Гайнах. Он работал лесничим и жил за семьдесят пять
километров отсюда, в лесном поселке Серебрянке. Кузьмич был заядлым
охотником и рыболовом, а как он рассказывал о разных охотничьих
приключениях, о звериных хитростях, рыбьих повадках - заслушаешься!
- Зашла я к вам, вижу, незнакомый человек, - говорила Таня, шагая
рядом с Димой, - усы огромные и с завитушками на концах...
- Гвардейские, - вставил Дима.
- Ага, гвардейские... Сам высокий, у нас в Гайнах, пожалуй, нет ни
одного такого высокого человека. Твой отец ему говорит: "Значит, спешишь,
Илья..." Я сразу поняла, что это Кузьмич из Серебрянки. А он отвечает:
"Жаль, что Димы нет дома". Тогда я говорю: "Я сейчас сбегаю за Димой, он
на Желтом плесе окуней ловит". И побежала.
Дима и Таня перешли по мостику через бурлящий на дне оврага быстрый
ручей и побежали по спускающейся под горку улице к Димкиному дому. Они
остановились только возле крыльца. Дима поставил удочку, снял сумку с
плеча, пригладил вихры...
- А брюки? - подсказала Таня.
Дима опустил безнадежно измятые штанины, попробовал разгладить их
ладонями, поправил воротник и открыл дверь.
- А вот и Дмитрий Федорович! Ну-ка подойди поближе, племянничек, -
встретил Кузьмич мальчика. - Да ты скоро меня перерастешь.
Лесничий ласково потрепал Диму по русым, торчащим во все стороны
волосам.
- Здравствуй, дядя Илья, ты на сколько дней приехал? А будешь сегодня
опять про Серебрянку рассказывать? - спросил Дима.
- Нет, браток, на этот раз не придется нам с тобой договорить, -
ответил Кузьмич, подкручивая кончики усов. - Рассказать-то есть о чем, да
надо ехать. Дело у меня одно важное.
Дима вздохнул: когда еще теперь приедет дядя Илья в Гайны?
- Не расстраивайся, браток, - вдруг сказал дядя, - хочешь, поедем со
мной. На рыбалку сходим, про охоту расскажу. А красота у нас какая! Ну
как, согласен?
Дима посмотрел на дядю: не шутит ли?



Назад