cc07de13     

Басов Николай - Лотар Желтоголовый 1 (Жажда)



Николай БАСОВ
ЖАЖДА
роман-пролог
ГЛАВА 1
Лотар, прозванный Желтоголовым, молодой человек с внимательным взглядом светло-серых глаз, мерцающих из-под высокого матового шлема, посмотрел на растянувшийся караван. Повозки ползли, поднимая шлейфы мелкого песка.

От этого песка слабели лошади, и без того изморенные скудной порцией воды, и даже самые закаленные люди чувствовали постоянную усталость, словно, набиваясь в легкие, песок отбирал львиную долю жизненных сил. Но состояние животных почти ничего не решало, а вот люди... Если придется работать мечом, многого они сделать просто не смогут.
Впрочем, сколько будет нужно, столько и сделают. Переходы по пустыне — не для тех, кто рассчитывает на легкие деньги. Включая и охрану караванов.
Охранников было шестнадцать, но их командир, Рубос из Мирама, и еще человек пять в рубке стоили полудюжины каждый. Да и Лотар считал, что может справиться с двумя-тремя разбойниками, а значит, их отряд гораздо сильнее. Да, так и есть, без пользы охранники никого в свою стаю не приглашают.
Примерно в полумиле впереди появились заросли высокой — коню по брюхо — травы. Очень хотелось пить. Лотар лениво спросил себя, подаст ли Периак Среброусый сигнал устроить привал в этом озерце зелени?

Вряд ли. Животные сегодня ленивы, караван не прошел и трети дневного перехода, а солнце перевалило за полдень. Для Периака любая задержка означает потерю серебряных маркетов и золотых нобилей, которые он так любит.

Нет, привала не будет.
Лотар нашел взглядом главного караванщика. Вот он, в богато расшитом халате, верхом на легконогом, неутомимом жеребце, в войлочной шляпе с широкими полями. Его ранг определялся даже не халатом, а тем, что он ехал без доспехов, вооруженный лишь саблей.

Это показывало, что он сам не намерен сражаться — найдется кому защитить его тело и его товары.
Вообще-то караванщики всегда вставали рядом с наемниками, если возникала необходимость, и дрались как черти... Так они сами считали. До настоящих бойцов им как Лотару до Рубоса. Караванщиков было человек двадцать. Рабы не в счет, им оружие давать опасно.

Эти люди, не моргнув глазом, могли ударить в спину. Для них нападение любой шайки обещало свободу, хотя чаще всего приносило лишь смену хозяина.
До лужайки осталось не больше сотни шагов. Нет, не будет Периак делать привал, а жаль. Уж очень пить хочется.
Внезапно впереди раздался чей-то гортанный, резкий крик, трава зашевелилась, и из нее стали подниматься на ноги темные, огромные северные лошади. В мягком седле каждой уже сидел воин с легкой пикой, украшенной пучком конских волос. Дассы — сухопутные пираты... Их было много.

Лотар насчитал пять дюжин, а из травы рывками, с криками и лязгом сбруи вырастали все новые всадники.
Разбойники оттачивали этот прием, наверное, месяцами, уж очень гладко у них все получилось. Не прошло и минуты, как они построились полумесяцем и, пришпорив коней, понеслись в атаку. Лотар перевел взгляд на своих.
Периак размахивал руками и не переставая кричал. Он пытался развернуть передние повозки и подогнать задние, чтобы выстроить из них круг. Тогда в этой временной крепости удалось бы отсидеться, хотя разбойников было раза в три больше.

Но грабители не зря учились лежать под палящим солнцем — теперь кольцо из повозок не собрать, слишком мало осталось времени.
Кое-кто из караванщиков уже и не пытался соединиться с остальными, а разворачивал повозки в сторону степи и что есть мочи нахлестывал своих коней. Напрасно, подумал Лотар, от верховых, пусть даже и пролежавших п



Назад