cc07de13

Баруздин Сергей Алексеевич - Светлана - Наша Сейдеш



Сергей Алексеевич Баруздин
Светлана - наша Сейдеш
ИЗ МОСКВЫ В "МОСКВУ"
Быстро растут у нас города, и Москва растёт не по дням, а по часам.
Светлана росла так же быстро, как её город. Давно ли она в детский сад
ходила, а подросла - пошла в школу, стала пионеркой. А потом и комсомолкой.
Не раз спрашивали Светлану:
- Кем ты хочешь быть, когда станешь взрослой?
Светлана думала и отвечала так:
- Не знаю.
И правда, она не знала. Потому не знала, что на самом деле ей хотелось
сразу два дела делать. Одно дело - людей лечить. А другое - никогда не
расставаться с ребятами. Светлана очень любила с малышами возиться!
Но подросла Светлана, и оказалось, что одно дело другому не помеха...
Чего только не видела Светлана, пока в школе училась! Летом по лесам
бродила и в полях цветы собирала. В речках купалась - в больших и маленьких,
и в море, когда в Артеке жила. На Медведь-гору с ребятами залезала и мчалась
в автобусе по кривым крымским дорогам. А совсем недавно с братишкой на
вертолёте летала - с самого неба на Москву смотрела.
Всё видела, да, оказывается, не всё...
Слева - горы и справа - горы. Впереди - горы и позади - горы. Между
ними петляет, шумит по камням быстрая речка. Под ней - тоже горы. Рядом с
речкой вьётся дорога. Настоящая, покрытая асфальтом. Как в Москве. И под ней
- горы.
Разве такое бывает?
Бывает.
Горы высокие - до неба. На них лежат облака и снег. И облака и снег
белые, а над ними - голубое небо и солнце. Одно облако опустилось ниже снега
и зацепилось за верхушки сосен. Там лес. Он почти чёрный. Зато ниже леса на
солнце зеленеют ещё не успевшая выгореть трава и кустарники.
Горы наступают на дорогу своими рыжими боками, и каменными выступами, и
отвесными скалами с деревцами на макушках.
Но дорога вьётся! То вниз, то вверх. То влево, то вправо. То чуть
назад, то снова вперёд. Как речка.
Нет, никогда раньше Светлана не видела таких гор. И по дорогам таким не
ездила.
Вместе с ней в кузове грузовика едут два старика киргиза в мохнатых
чёрных шапках и старушка. В ногах у старушки лежат два барана. Шерсть у них
густая, пыльная, выгоревшая на солнце. Бараны лежат спокойно, тихо - смотрят
в борт грузовика. Будто бы всю жизнь только и совершали такие путешествия.
- Откуда ты едешь, такая светленькая да молоденькая? -
полюбопытствовала старушка.
Она ласково глядела на худую, в синей кофточке Светлану, на её светлые,
растрёпанные на ветру косы.
- Из Москвы, бабушка, - ответила Светлана. - Только не маленькая я. Уже
девятнадцать скоро. Я работать еду.
- Да, не маленькая, - согласилась старушка. - Далеко Москва, далеко. -
Она вздохнула. - Работать-то кем собираешься? А на Тянь-Шань почему потянуло
из Москвы?
- Медицинской сестрой буду работать, - ответила Светлана. - Я курсы
окончила. После школы. А о Тянь-Шане я много хорошего слышала. У меня
товарищ здесь работает. Вот и попросилась на работу в ваши края...
Старушка одобрительно кивнула головой и что-то сказала по-киргизски
своим соседям. Старики тоже одобрительно кивнули и улыбнулись.
- И далеко едешь? - опять поинтересовалась старушка.
- В селение Кырк-Кыз, - ответила Светлана.
- В Кырк-Кыз?
Старушка словно обрадовалась. Она вновь о чём-то перемолвилась
по-киргизски со стариками.
Светлана никак не могла понять, о чём это они. Лишь услышала в
незнакомой речи несколько раз повторенное слово: "Москва".
- Повезло тебе, доченька! - заключила старушка опять по-русски. - В
Кырк-Кызе недалеко тебе от Москвы будет. Как дома окажешься!
-



Назад