cc07de13

Барская Мария - Люба, Любочка, Любовь



love_contemporary Мария Барская Люба, Любочка, Любовь Она — лучший визажист-косметолог модного салона красоты. Карьера идет в гору, клиентки не могут нарадоваться, но странная прихоть шефа портит все! Дамский салон собираются превратить в престижный мужской клуб.

Что делать: бросить любимую работу или принять вызов судьбы? Застенчивая, не слишком уверенная в себе героиня никак не может найти правильное решение. И тут услужливая фортуна подкидывает Любочке еще один сюрприз — соседа по даче, преуспевающего молодого бизнесмена.

Почему его глаза так блестят, когда он смотрит на нее? Неужели она может ему нравиться, или он воспринимает ее как свою очередную игрушку?
ru ru Roland roland@aldebaran.ru FB Tools 2006-09-22 OCR: A_Ch F96F784B-2C5F-472E-B37E-CC14A62F5A46 1.0 Люба, Любочка, Любовь Гелиос Москва 2006 5-8189-0656-6 Мария Барская
Люба, Любочка, Любовь
I
Гарри Фомич собрал нас в обеденный перерыв. Мы еле поместились на маленькой кухне. Гарри Фомич задумчиво поцокал языком и сказал:
— Нет, здесь слишком тесно. Берите стулья. Устроимся в зале.
Мы с шумом переместились в зал, где располагалась парикмахерская. Массажист Равиль повесил на дверь табличку: «Закрыто по техническим причинам».
Сегодня по вызову руководства пришли даже те, у кого выходной. Обычно хозяин так не делал, а тут каждого предупредил загодя, и мы уже несколько дней дружно ломали головы, в чем причина! Догадки рождались, естественно, самые неприятные. Неужели наш салон собираются закрыть?

Но по какой причине? Помещение собственное, Гарри Фомича, естественно, а не наше. Клиентов много. Салон доходный. И в месте хорошем находится, близко к центру Москвы.

Гарри Фомич решил нас продать? За последние годы его бизнес здорово расширился. По городу открыл с десяток подобных салонов.

Ох, что же с нами будет?
Хозяин у нас эти дни не появлялся. А директор салона Зульфия Константиновна или и впрямь, как она утверждала, сама пребывала в неведении, или ей приказали помалкивать до официального объявления. Впрочем, она отнюдь не выглядела расстроенной или взволнованной.
Мы расселись, и Гарри Фомич, откашлявшись, начал:
— Значит, так. Собрались мы, друзья мои, для принятия очень серьезных решений.
Мы все, естественно, насторожились. Такое начало определенно не предвещало ничего хорошего. В зале повисла звенящая тишина.
— Во-первых, со следующего месяца мы закрываемся на ремонт.
По залу пронесся гул. Вот те на! Где это видано, чтобы в мае на ремонт закрываться. Клиент-то вовсю идет! Неужели нельзя потерпеть до августа, когда так и эдак затишье?

И нам что, всем коллективно в мае брать отпуск? Совершенно неудобно. Дети еще в школах учатся.

Никуда не съездишь, разве что на майские праздники. А на даче еще холодновато. Конечно, как повезет с погодой. Иной май выдается жарче июня. Но у ребенка конец учебного года.

В школе контрольная за контрольной следует. И, главное, отпуск полностью отгуляем, так сказать, в принудительном порядке, и летом из города уже не вырвешься.
Гарри Фомич поднял руку, призывая народ к тишине. Первое его заявление оказалось цветочками. Ягодки ожидали нас впереди.
— А почему мы будем делать ремонт? — Он загадочно блеснул черными, как маслины, глазами и, потерев пальцами широкий золотой перстень с крупным бриллиантом, ответил на свой риторический вопрос: — А по той самой причине, что наш салон со следующего месяца меняет ориентацию.
Равиль громко фыркнул.
— Не вижу ничего смешного. — Гарри Фомич обиженно выпятил и без того сильно выпирающую вперед нижнюю губу.
— Гарри Фоми



Назад