cc07de13

Баранова Наталья - Легенда Об Иных Мирах



НАТАЛЬЯ БАРАНОВА
ЛЕГЕНДА ОБ ИНЫХ МИРАХ
За окном падал дождь. Мелкий, моросящий, принесший с собой холод, знобящую сырость и обманчивый всепоглощающий покой. Тусклый, единственный на всю округу, мерно, словно по обязанности цедящий желтоватый свет, фонарь подрагивал под порывами ледяного ветра.

Его света только и хватало, что б выхватить из серо – чёрной мешанины сумрачной мглы угол дома, рытвины и ухабы на месте некогда мощёного мрамором двора, и опаленные пожаром чёрные ветви близко расположенных деревьев, что, никогда более не укроют дом ласковой тенью пушистых крон.
– Невесёлая погодка, – мягким, сглаженным, без шероховатостей и углов и совершенно не запоминающимся голосом тихо проговорил вельможа, отпуская из рук портьеру богато и искусно украшенную золотым шитьём. Он обернулся. – Я знаю, что ты здесь, Илант, и жду ответа.
– Погодка действительно невесёлая, – ответил хрипловато – простуженный, но довольно громкий голос с нотками недовольства, – и новости ей подстать.
Вельможа некоторое время постоял, чуть заметная улыбка покинула холёное, спокойное и юное лицо, отчегото казавшееся неестественно юным. Белая рука со щедро нанизанными на длинные пальцы кольцами, дрогнув, сделала неопределённый жест, ничего не выражающий, не резкий и не медленный.
– Энкеле Корхида куролесит? – спросил вельможа, презрительно сложив губы, – ты об этом хотел сказать, Илант?
Фигура молодого человека несколько выдвинулась из тени, и более не казалась лишь темным силуэтом, а вельможа отметил упрямо сжатые губы, усталые глаза и нервное напряжение прорывающееся сквозь нарочитое спокойствие.
– Я хотел бы его убить, – произнёс юноша, понизив голос. Мужчина пожал плечами и, подойдя к стоявшему возле камина креслу, медленно опустился в него, тщательно расправив складки искусно украшенных вышивкой одежд.
– Знаю, – прошелестел мягкий и казавшийся, почти что, ласковым, голос, – но ещё не время, мальчик мой, я не могу позволить тебе этого.
Молодой человек недовольно фыркнул.
– А когда будет время? – спросил он, теребя в руках хлыст, – Когда он изведёт в этом мире всех, так, господин ДаДеган?
– Успокойся, – проговорил мужчина, едва заметно повышая голос, – и убери плеть, а то мне кажется, что ты желаешь опустить её на мои плечи. Лучше успокойся, сядь и подумай. Ну, уничтожишь ты Энкеле Корхиду, и что изменится?

Ты уверен, что не появится новый временщик, от которого всем только хуже станет? – Вельможа устало вздохнул и полуприкрыв глаза откинул голову на спинку кресла. – Я не знаю что делать, Илант, – добавил он чуть слышно, – я ещё не разобрался во всей паутине; её плели гораздо дольше, чем те четыре года, которые я провёл в форте Файми. Её не распутать вмиг.

А Энкеле Корхида, думаю, и он её плёл, доказать, конечно, ничего не могу, но только чувствую, что трогать его очень опасно. Поэтому и запрещаю. Пока запрещаю.
Молодой человек недовольно сверкнул глазами, но более ничем своего недовольства не показал. Вельможа это заметил, длинные тонкие пальцы унизанные кольцами дрогнули и побарабанили по резному дереву подлокотника.
– Ладно, – с этим всё, – проговорил мужчина и следом спросил, – Гайдуни ещё не вернулся?
Молодой человек отрицательно покачал головой.
– Жаль, – коротко заметил вельможа, разглядывая удлинённые розовые ногти, – а охранник, которого я несколько дней назад послал Ордо, прижился?
Илант коротко кивнул.
– Прижился, – ответил он, – что странно. Аторис Ордо не доверяет посторонним.
ДаДеган слегка покачал головой и, пожав плечами, кивком



Назад