buy generic cialis online cc07de13

Балл Георгий - Торопун-Карапун И Тайны Моего Детства



Георгий Балл
Торопун-Карапун и тайны моего детства
Часть первая
ЗВЕЗДЫ
МОЙ ОТЕЦ УХОДИТ НА ВОЙНУ
Когда я был маленький, папа читал мне старинную книгу. Переплет ее
был красный с золотом. Книга рассказывала о джипах, волшебных садах и
волшебной лампе. Однажды я остался один в квартире. Забрался в свой лю-
бимый угол за шкафом, задернул розовую занавеску с длинноклювыми птицами
и открыл переплет книга. Я увидел золотую дверь. Да, книга тоже оказа-
лась волшебной: вместо букв и страниц передо мной была золотая дверь. Я
тихонько толкнул дверь и вошел. Там, за дверью, был сад. На деревьях ви-
сели диковинно большие яблоки, апельсины и лимоны. Запах их чудесно пе-
реплетался с запахом шиповника. Я хотел пройти по саду, чтоб увидеть
дворец джинна, но не решился.
С тех пор я часто отворял золотую дверь и свободно проходил через сад
все дальше и дальше - в эту большую и прекрасную книгу. Я стал прятать
свою волшебную книгу от взрослых. Только укрывшись за шкафом и задернув
розовую занавеску с птицами, я открывал ее.
Так было и в тот памятный день: я прошел через сад, ветки с лимонами
расступились, за ними обозначались голубые башни дворца. Вот он - дворец
джинна. Я стал медленно подходить к дворцу. Я уже видел стены и узорные
ворота, их украшали драгоценные камни всех оттенков, от ярко-алых до
темно-зеленых.
Вдруг я услышал голоса. И не сразу понял, кто говорит. Я узнал голос
моего отца. И сразу же дворец и сад исчезли. Я вышел из-за шкафа. Посре-
ди разбросанных вещей в комнате стояли мой отец и мать.
- Где ты пропадал?! - раздраженно спросила мать.
- Я читал книгу.
- Отец уходит. Началась война.
- Война? Вот здорово! - закричал я.
- Глупый, - сказала моя мама и начала собирать вещи.
А я бросился к отцу, прижался к его кожаному ремню с медной пряжкой,
на которой была звезда.
Мой отец всегда был военным. И слово "портупея" мне было легко произ-
носить, потому что я его слышал множество раз, - это такой тонкий реме-
шок, его надевают через плечо, чтобы можно было сбоку носить саблю. Я с
детства привык к запаху ремней, начищенных сапог и к тому, что всегда в
коридоре у нас висела шинель. Отец не носил никакой другой одежды, кроме
военной.
И я знал, что такую одежду мой отец носит не зря. Он пойдет воевать,
если начнется ВОЙНА.
Мы, ребята, конечно, не понимали, что происходит в мире, но чувство-
вали: война надвигается, она уже близко...
Я выбежал на улицу. И небо мне показалось особенным: оно словно по-
темнело. По улице торопливо проходили люди. Взрослые. Они были очень
серьезны. Из раскрытого окна в нашем дворе слышались суровые, строгие
звуки маршей. Все было не таким, как в праздник. Потому что...
Потому что... началась ВОЙНА!
Теперь всякая одежда на взрослых мужчинах, которые торопливо проходи-
ли по нашей улице, казалась мне ВОЕННОЙ. И тогда мне вдруг захотелось
стать взрослым. Я побежал домой. Когда мама открыла мне дверь, я увидел,
что шинели нет в коридоре.
- Где папа, он уже ушел?
- Он скоро вернется.
- Я пойду за ним. Он не мог далеко уйти. Не мог!
И тут мама заметила, как я вырос за этот час. Она сказала:
- Сынок, ты уже большой. Ты все понимаешь. Не торопись... Вот что ос-
тавил тебе отец. - И она протянула мне ремень. Это был старый военный
ремень отца. - Храни его, - прошептала мне мама и заплакала.
Я УХОЖУ ИЗ ДОМУ
Мама увидела, как я вырос за один час, и попросила меня не торо-
питься. Но я-то как раз очень торопился. Я хотел догнать моего отца, по-
тому что он мог уйти



Назад