Библиограф - русские авторы. Выпуск 012



selling annuity payment cc07de13 чат для секса видео |

От издателей к читателям


Издательство "Пупкин и микроба" приветствует всех сюда пришедших.
Предлагаем вашему вниманию Выпуск 012 из серии "Библиограф - русские авторы."

Уважаемые мамзельки, мадамки и ихние мужики - вы пришли на офигительно полезный сайт про книжки. Книжки русских, советских и антисоветских поэтов, драматургов, писателей и всех кто таковым себя почему-то считал (пусть и с ошибками).
Здесь публикуются фрагменты ихних творений. Вам стразу станет ясно - нужно тратить на это деньги.

Глава 23. Балтер Б. - Баруздин С.

В этой главе опубликовано


Балтер Борис - До Свидания Мальчики
В конце мая в нашем городе начинался курортный сезон. К этому времени просыхали после зимних штормов пляжи и желтый песок золотом отливал на солнце. Пляжи наши так и назывались «золотыми». Было принято считать, что наш пляж занимает второе место в мире.

Говорили, что первое принадлежит какомуто пляжу в Италии, на побережье Адриатического моря. Где и когда проходил конкурс, на котором распределялись места, никто не знал, но в том, что жюри конкурса смошенничало, я не сомневался: помоему, наш пляж был первым в мире.
Зимой и летом город выглядел поразному, и зимняя его жизнь не походила на летнюю.
Зимой холодные нордосты врывались в улицы и загоняли жителей в дома. Город казался вымершим, и в самых отдаленных концах его слышался разгневанный рев моря.

Во всем городе работал один кинотеатр, в котором давали только три сеанса, – последний кончался в десять часов вечера. Мы все дни и вечера проводили в школе и в Доме пионеров, а в наших собственных домах были редкими гостями.
Весь город делился на три части: Новый, Старый и Пересыпь. Наша школа была в Новом городе, в Новом городе был и курорт с пляжем, санаториями, курзалом. Курортники очень удивлялись, когда узнавали, что в нашем городе есть Пересыпь.

Они почемуто воображали, что Пересыпь может быть только в Одессе. Чепуха. Море пересыпает пески, намывая вдали от берега песчаные дюны, не только в Одессе.

И поселки, построенные на этих дюнах, называются Пересыпью во всех южных городах.
Витька жил на Пересыпи, а я и Сашка – в Новом городе. Сашка и Витька дружили с Катей и Женей – девчонками из нашего класса. Я – с Инкой Ильиной; она была младше нас на два года.

И хотя все мы жили в разных концах города, это не мешало нам каждый день после школы проводить вместе. Мы не искали уединения: вместе мы чувствовали себя свободней и проще.
В погожие воскресные дни мы уходили на курорт. Пустынные пляжи казались необыкновенно широкими. На черных металлических сваях возвышался «Поплавок». Он стоял без оконных рам и дверей, снятых вместе с мостиком, чтобы их не разбило штормом.

На перилах террас и на крыше сидели птицы. Светлозеленое море с белыми гребнями волн было враждебным и холодным. Время от времени птицы кричали, и в криках их слышались тоска и отчаяние.
Мы бродили в голых и озябших парках, и между деревьями белели здания санаториев с заколоченными окнами. Мы не могли долго выдержать тишины и заброшенности пустынных мест. Тогда мы начинали петь и кричать. Сашка Кригер взбегал вверх по длинной с широкими ступенями каменной лестнице и, обернувшись к нам, читал:
Хожу,
Гляжу в окно ли я 
Цветы да небо синее,
То в нос тебе магнолия,
То в глаз тебе глициния.
Читал он, конечно, и другие стихи, но мне почемуто запомнились именно эти. Наверное, потому, что над нами было синее небо, светило солнце, но было холодно и не было цветов.
На парадной лестнице санатория «Сакко и Ванцетти» мы часто устраивали импровизированные концерты. Катя танцевала. Женя пела. По нашему мнению, от профессиональных певиц она отличалась лишь тем, что не боялась простудить горло.

Мы все обладали какимито талантами. Бесталанной была только моя Инка. Но она не огорчалась. Во всяком случае, настроение от этого у нее никогда не портилось. Учителя прозвали Инку «мельница».

А мы относились снисходительно к ее чрезмерной болтливости и к способности смеяться без всякого повода.

Балл Георгий - Соломон И Соня
Балл Георгий - Списанный
Балл Георгий - Старик И Кошка
Балл Георгий - Судьба
Балл Георгий - Торопун-Карапун И Тайны Моего Детства
Балл Георгий - Три Дня
Балл Георгий - Часы
Балл Георгий - Эльфира
Балтер Борис - До Свидания Мальчики
Балтер Борис - До Свидания, Мальчики !
Продолжение главы 23

Глава 24. Барщевский М. - Бахвалов А.

В этой главе опубликовано


Басманова Елена - Мура Муромцева 04
Приключения вечно находят Муру в самых неожиданных местах. Вот и теперь, едва Мура Муромцева успела познакомиться с художником господином Закряжным, как ему прямо на глазах потрясенной девушки следователь Вирхов предъявил обвинение в зверском убийстве.

После этого в Петербурге произошел ряд поджогов, причем покушались на здания, где висели картины работы Закряжного. Расследуя эти загадочные преступления, Мура спасает жизнь самой императрицы.
Глава 1
Он казался самому себе Клавдием в Эльсиноре - дерзнувшим ради власти, ради беспредельного могущества, пойти на преступление. И что с того, что в достижении желанной цели главную роль играет не коронованная особа, а невзрачная бедная девушка, с покрасневшими от бесконечной работы глазами? Только добравшись до нее, только уверив ее в тайной страсти, овладевшей им, только ответив на ее тайный замысел своим тайным замыслом, он мог сказать себе: "Да, я сделал все, что мог, для того, чтобы властвовать над моим миром".
Так бывает всегда! Когда перед человеком деятельным, безгранично талантливым, обладающим недюжинным умом встает грандиозная задача, обязательно находится на пути ее решения что-то мелкое, как соринка в глазу, и - увы! - грозящее свести на нет все титанические усилия, предпринятые во имя великого дела.

Непредвиденные препятствия, мелкие трудности и преграды - справиться с ними вполне можно либо с помощью хитрости, либо связей, угроз, денег... Необязательно обагрять руки кровью... Но иногда выбора нет!

А все потому, что эта бледная курица, эта провинциальная златошвейка оказалась чересчур любопытной...
О времена, о нравы! Петр Первый подарил Екатерингофский дворец, заложенный в память его морских побед, своей супруге Екатерине; во времена Елизаветы Петровны летняя резиденция приобрела первобытную пышность; полтора века чванливая русская аристократия кичливо демонстрировала свои богатство и великолепие в чудесном парке, на гуляньях избранных...

Да они бы все в гробу перевернулись, узнав, что былая роскошь сменилась запустением, и их столь дорогие сердцу и тщеславию дорожки да полянки в конце девятнадцатого века возлюбил питерский фабричный мужичок. Много ли мужичку нужно?

Травка-муравка, чтоб полежать брюхом вверх на палящей солнечной угреве, да "заведение" с вольным отпуском сиволдая и пивка, да красотки подоступней... Наверняка эта унылая Офелия выискивала в Екатерингофском саду себе принца, мечтала каким-то чудом свое счастие составить.

Ну гуляла бы, зыркала бы глазками, перемигивалась со смазливыми парнями... Но зачем она потащилась во дворец?..
Он остановился на лестничной площадке и прислушался. В доме царила полнейшая тишина. Из-за плотно запертых дверей и оконных рам не доносилось ни звука - по счастью, глупая мастерица устроилась в домишке, который находится чуть в стороне от оживленных магистралей: ни тебе нежданных экипажей здесь не бывает, ни случайные прохожие сюда не забредут...

Да к тому же ныне все от мала до велика, и богатые и нищие, слушают церковное пение в храмах, поклоны кладут, лбы истово крестят... Лучшего времени для его замысла не сыскать. Но все равно надо поторопиться - он рассчитывал, что дело займет две-три минуты.
Он нисколько не боялся, что его застигнут ненужные свидетели, в случае неблагоприятного развития событий он всегда может найти пристойное объяснение своего появления в квартирке мастерицы.

Баруздин Сергей Алексеевич - Сказка О Трамвае
Баруздин Сергей Алексеевич - Сложное Поручение
Баруздин Сергей Алексеевич - Собака И Кошка
Баруздин Сергей Алексеевич - Сорока
Баруздин Сергей Алексеевич - Страус И Черепаха
Баруздин Сергей Алексеевич - Улитка
Баруздин Сергей Алексеевич - Хитрая Мышь
Баруздин Сергей Алексеевич - Чёрный Поросёнок
Баруздин Сергей Алексеевич - Чучело Гороховое
Баруздин Сергей Алексеевич - Шаг За Шагом
Продолжение главы 24